Где Княгиня Изабель принимала Королеву Елизавету

Перечень работ

В одном из самых величественных римских патрицианских дворцов, в котором располагается Галерея, ничем не уступающая салонам Версаля, князья Колонна сохраняют Апартаметы княгини Изабель такими, какими они были при ее жизни.

Та же сдержанная атмосфера, то же внимание к деталям, как например, нежелание менять местами фамильные фотографии, находящиеся рядом со знаменитой коллекцией живописи,  насчитывающей тридцать семь пейзажей – ведут  Ванвителли.

И это не единственный примат в залах, занимающих  первый  этаж  и разместившихся на фундаментах античного Храма Сераписа.

Одним из немногих следов  древнеримского святилища  является порфировый крокодил, который встречает посетителя в начале анфилады  салонов,  где чередуются работы таких знаменитых художников, как Пинтуриккио, Помаранчо и Пьетро Темпеста.

Полы аппартаментов только частично остались  теми древними, «по венециански»,  которые можно видеть в Зале Фонтана; во всех других салонах княгиня Изабель заменила традиционное покрытие на прекрасный восточный мрамор, возможно вдохновленная своими ливанскими корнями.

Изабель Колонна, урожденная Сурсок (семья византийского происхождения, переехавшая в Ливан в семнадцатом веке), влюбляется в Князя Маркантонио, который привозит ее в Италию, где она смогла с успехом вписаться в римское общество, в те времена проживающее восхождение Муссолини.

«Великая светская дама, умная, образованная, в меру консервативная, цельная, последовательная, после падения монархии именно она заменила Марию – Жозе’  как «временная королева», устраивая царственные приемы, на которые приглашались  исключительно коронованные особы, а из  круга буржуазии  только финансисты, банкиры, при условии, что они  не  разведены» (так пишет  о ней в связи с похоронами  Лаура Лауренци в газете  «Репубблика» от 18 ноября 1984).

В последние годы  жизни Княгини  Апартаменты превратились  в  ларец сокровищ, которые она любила показывать только самым близким друзьям.

На стене еще  и сейчас виден балдахин с гербом семьи, в центре залов   находятся консоли из позолоченного дерева,  где побежденные  закованные турки  напоминают знаменитую битву  1571 года при Лепанто, победой в которой Маркантонио Колонна остановил опасность мусульманского нашествия.

Один из редких предметов — ночные расписные часы, размещенные в Зале Фонтана между двумя сундуками-кассонами в античном стиле: бесшумный механизм вращает  цифры, освещаемые изнутри свечой .

Недалеко расположен странный двойной диванчик,  называемый специалистами  «конфиданс», который помнит многочисленные встречи, состоявшиеся в этих стенах  за более чем шестьсот лет.

В этих салонах еще витает память  о двух других знаменитых женщинах семейства:  это  Мария Манчини, изображение которой можно видеть  на портрете работы Симона Вуэ,  придворного  художника Людовика XIV , и Олимпия Памфили, о которой напоминают голуби с  оливковой ветвью на сводах первых салонов Апартаментов.

Мария Манчини, племянница могущественного кардинала Мазарини, рассказала в своих дневниках  о несчастливом браке с Лоренцо Онофрио Колонна, о ее бегстве.  Чтобы заставить ее вернуться в Рим, он закрыл для нее двери всех европейских салонов.

Грустный эпилог истории,  которая начиналась  под самыми лучшими предзнаменованиями,  как показывает потолок, расписанный Джачинто Джиминьяни, где встретились старинная колонна и пара рыб, геральдический знак Манчини.

Но какое то время Лоренцо Онофрио и Мария Манчини должны были быть счастливы: Маратта и Дюге изобразили их в одеяниях Париса и Елены, возможно именно так  они появлялись на костюмированных балах, которые любили организовывать.

Рядом  с парным  «костюмированным» портретом мы видим девять маленьких фантастических пейзажей  работы Яна Брюгеля Старшего, написанных  на меди , которая оттеняет  теплоту красных красок и подчеркивает кристальный блеск синих.

Из книги КОСТАНТИНО Д ОРАЦИО

«Ключи для открытия 99 тайных мест Рима»

Паломби Эдиторе – 2010